• img-book

    Маяцкий, Михаил Александрович

Декорации / Зависимости. Оммаж Жаку Деррида. Штрихи к автопортрету одного философского поколения

Автор: Маяцкий, Михаил Александрович
ISBN: 978-5-93255-559-0
Переплет: мягкая обложка
Формат издания: 200х200
Количество страниц: 64
Год выпуска: 2019

Показать все характеристики

Субъективный репортаж-воспоминание об одном из легендарных философских событий конца ХХ века: 10-дневном коллоквиуме с участием Жака Деррида, посвященном двум темам — животного и автобиографии. Через 20 с лишним лет после коллоквиума, через 15 лет после смерти Жака Деррида автор перечитывает и комментирует сделанный тогда «отчет». За сугубо индивидуальным опытом проступают черты автопортрета целого «философского поколения».   […]

Обзор

Субъективный репортаж-воспоминание об одном из легендарных философских событий конца ХХ века: 10-дневном коллоквиуме с участием Жака Деррида, посвященном двум темам — животного и автобиографии. Через 20 с лишним лет после коллоквиума, через 15 лет после смерти Жака Деррида автор перечитывает и комментирует сделанный тогда «отчет». За сугубо индивидуальным опытом проступают черты автопортрета целого «философского поколения».

 

Уважаемые читатели, просьба о замеченных опечатках, ошибках в формулах, неточностях перевода сообщать по адресу: vvanashvili@ranepa.ru

Информация

ISBN: 978-5-93255-559-0
Издательство: Издательство Института Гайдара
Год выпуска: 2019
Количество страниц: 64
Формат издания: 200х200
Тираж: 1000
Переплет: мягкая обложка
Язык издания: русский

Рецензия

В июле 1997 Михаил Маяцкий участвовал в работе десятидневного коллоквиума в Серизи-ла-Саль, посвященого «Автобиографическому животному (вокруг творчества Жака Деррида)». Своеобразный отчет об этом, запланированный нами тогда для публикации в «Логосе», неожиданно превратился в развернутую (развернувшуюся, вывернувшуюся наизнанку) (авто) биографию советско-российского философского поколения, созревшего и обретшего голос в 90-е, когда сам голос ломался не только у философии вообще, но у целых стран и политических систем, становясь иным, неузнаваемым. Текст был построен как двухколонник. Слева — о том, что говорил Деррида в своем полуторадневном выступлении, и о том, что говорилось (робко, отчаянно, по-разному) другими докладчиками о нем и его философии, о контекстах его мысли; справа — переплетающиеся нити личных (Мишиных и не только) событий, книг, имен, ожиданий и разочарований, вспышек памяти и провалов забвения. Как всякое личное, застигнутое словом и наблюдаемое извне, оно оказалось свидетельством, выходящим далеко за пределы «личного», обладающего одним персональным именем. Через двадцать лет я попросил Маяцкого перечитать его текст, вспомнить о важном, что было упущено, сказать о незамеченных тогда мелочах, ставших вехами, взглянуть на то, чем обернулась ныне, обернувшись дважды (трижды, четырежды?), дискуссия о Деррида и о философии как таковой, то есть продолжить свою и своего поколения (авто)биографию, безжалостно разделаться с тогдашней точкой и нашинковать ее в многоточие. В результате возникло это, как написал Маяцкий, «рассуждение моей автобиографии над самой собой». Не стоит верить ему на слово, не только его, не присвоенное им. Неприхотливая вязь воспоминаний, которую автобиографическое животное «Михаил Маяцкий» плетет в тени автобиографического животного «Жак Деррида», дает и нам повод переписать, перечитать собственную биографию.

Валерий Анашвили, главный редактор Издательства Института Гайдара

Комментарии и отзывы (0)