• img-book

    Когда экономисты берутся рассуждать об устройстве общества, слишком часто результат оказывается неутешительным. Они любят писать, что люди реагируют на стимулы: из этого утверждения следует немало парадоксов, так как реакция людей может привести к непреднамеренным последствиям. Боулз напоминает, что люди не просто реагируют на стимулы (читай, следуют собственной выгоде), но нередко совершают альтруистические поступки. Если не принимать во внимание эту «человеческую» сторону людей, считать их рациональными эгоистами и издавать соответствующие законы, возникнет так называемое «вытеснение». Те, кто раньше работал за идею, становятся циничнее и эгоистичнее, когда их начинают стимулировать деньгами. У Боулза множество свидетельств подобного эффекта вытеснения — от отдельных наблюдений до тщательно продуманных лабораторных экспериментов.

    «Моральная экономика» — пример того, как экономист может думать о нерациональных в экономическом смысле мотивах людей, не теряя аналитической строгости. Говорите, люди могут быть альтруистами? Давайте измерим, на сколько процентов они альтруистичны! Экономисты долгие годы отмахивались от альтруизма как от второстепенной мотивации — мол, на рынке человек быстро узнает свой (денежный) интерес. Но подобные теоретические построения теряют популярность в эпоху эмпирической революции в экономической науке. Философские выводы из работы Боулза еще интереснее: можно сказать, что рыночные институты вытесняют альтруистические мотивы, но не точнее ли сказать, что рынок попросту создает своего агента, homo economicus? Экономические социологи знают об этом с 1990-х годов — это так называемый тезис о перформативности экономической науки. Но экономисты не читают экономических социологов: прочитают ли они Боулза — покажет ближайшее время.